Полезное
Гоа - общая информация

Подготовка к поездке в Гоа

Путь в Гоа и обратно


Транспорт в Гоа и Индии

Жилье в Гоа

Жизнь в Гоа

Разное

О сайте / контакты

Рассказ о Гоа, сразу после возвращения (от Akme_)

Просмотров темы: 16108

Оффлайн Roman

  • (~'~)
  • Сообщений: 22895
  • Респектов: 2277
  • Москва
: 15 Ноябрь 2007, 21:42:34
автор: Akme_
источник: http://users.livejournal.com/akme_/
дата: 2007-11-15



Да. Это я. Приехала из Гоа. Три дня скрывалась, потому надо было малость помолчать. Вы не поверите, как пугающе выглядит интернет после посещения Индии и прочтения книги М. Веллера "Мое дело".
Но я взяла себя в руки, и вот перед вами.
Написала отчетов, повинуясь великому долгу блоггера. Правда вероломно не стесьнялась в знаках, так что букв будет много. Это уже выше моих сил. Ну сами подумайте, Индию в 5 тысяч знаков никак не запихать.
Вот вам на первое время побаловаться :)


Не спрашивайте у меня ничего. Не спрашивайте. У меня в голове сейчас девственно чисто. Я не знаю, какой сейчас месяц и число. Не уверенна на счет времени. Я забыла все свои пароли, и пальцы плохо гнуться под клавиатуру. Я вроде бы еще не здесь, но уже и не там. В пространстве межу вселенными.

Утром тело мое привезли на работу, и на этом все. Тело сидит, но я будто смотрю кино по телевизору. Не верю, что два дня назад была в Индии, и не верю, что сейчас на Урале. Только новые-знакомые тактильные ощущения дают основания подозревать, что взаправду. Вот стою на крыльце, пью кофе горячий, курю, и подбородком ощущаю шубу. Сигарета, кофе, мех и пощипывание на кончике носа. Замерзли ноги и руки, но я не совсем понимаю, что происходит. Забыла, как надо ежиться от холода.

И надо бы написать залихватский отчет, и рассказать всем и поведать, но слова разбежались от меня, сидят по щелям, смотрят на меня и хихикают.
Ну ладно, начнем с простого. Эта фраза давно лежит у меня наготове. Еще там придумала.
Гоа это жизнь без носков, лифчиков да и в общем-то без трусов. Городскому северному телу, везде-везде одетому, очень странно оказаться в такой вот среде. Двадцать дней проходить босяком и без лифчика, а трусы надевать по желанию – к ужину. Двадцать дней без штанов, только заматывая бедра в разные тряпочки – выходной саронг, пляжный саронг, домашний саронг. Двадцать дней ощущать всей кожей все стихии в подробностях: воздух (горячий, влажный, концентрированный от запахов), океан (изменчивый и бесконечно многообразный), песок завораживающий и землю (индийскую бурую, почти красную)…

Гоа это жизнь без звуков. Первое время ты подозреваешь себе оглушенным. Поражает отсутствие звуков там, где им положе быть. Вот ты идешь варить себе кофе поутру, но ты не слышишь своих шагов, пятки не стучат по мраморному полу. Вот официант в пляжном ресторане передвигает столик и кресла, и вместо привычного грохота и скрежета только шелест песка. На улице никто не стучит каблуками, все в шлепанцах, лишь иногда позвякивают ножные браслеты индианок. На веранде шека заняты все столики, но тихо, посетители, молча смотрят на море, и лишь изредка обмениваются короткими фразами в полголоса. Нигде толком нет стен, и может быть по этому, все голоса уносит ветром от моря.
Но нет, там не безмолвие, там гомон индийской речи, и клаксоны рикш, крики лавочником «Мадам, posmotri», но звуки эти настолько непривычны, что ты не воспринимаешь их как шум. Отсутствие привычных стука каблуков, хлопанья дверей, гула машин и телевизоров, родной речи дает ощущение тишины.

Гоа это жизнь без углов. Там все какое-то округлое – дома, машины, деревья, люди. Сочная зелень каким-то неимоверными лопухами скрадывает все и вся. Женщины задрапированы в цветные полотнища, и не ходят, а будь-то бы плывут, колышутся. Машинки смешные – круглые и детские, как наши москвичи 50-х годов. Гоанская архитектура – умильна. По-другому не скажешь. Они стоят свои португальские вилочки с большой любовью – затейливые, и в то же время лаконичные, с большими окнами и трассами, по-модернитски загибают перила и очерчивают фронтоны, колоны украшают нарисованными виноградными лозами, на крыльцо ставят плетеные кресла, и все горизонтальные поверхности заставляют цветами в горшках. Не дома, а теремочки из сказки.

И на первый взгляд кажется, что Гоа это чья-то утопия, индийский вариант картинки с еговистских брошюр – тишина, глубокая пышная зелень, голубое небо, плодородие. Узкие извилистые дорожки вдоль которых просторно расставленные милые домики, без стеснения раскрашенные во все цвета радуги – розовые, голубые, зеленые, желтые. Улыбчивые, добропорядочные жители в ярких одеждах, веселые дети, и всевозможное зверье, которое всегда присутствует в кадре – коровы, собаки, орлы, бабочки, бурундуки и летучие мыши. И если бы не постоянно проглядывающая здесь и там нищета, некоторая замусоренность и туристы, то так бы оно, наверное, все и было.

Уезжая, я с гордостью объявляла, что я «В Индию». Вернувшись, я говорю, что я из Гоа. Потому что поняла, что это две большие разницы. Гоа соотносится с Индией примерно так же как Прибалтика с Советским Союзом, побывав в Литве никак нельзя судить о Туркмении. Гоа – не Индия, эти дивный, но своеобразный кусочек земли, почти другая страна. В общем-то так оно и есть, Гоа вошел в состав Индии только в 70-х годах, до этого они считали себя португальцами.

Всю поездку я старательно искала слово, которое бы описало для меня эту страну. Я слышала разные определения «детская», «райская», «хиповская», но все мои впечатления так и не кристаллизовались до одного прилагательного. Поэтому я очень боюсь вопроса «Какая она Индия?» и медлю с написанием этого поста. Она очень разная, очень.

И это только начало! Щас на вас повалится. И не кричите мне потом "Гошочек не вари!"

Люди в Гоа

Индусы (хотя гоанцы конечно), честно говоря, не показались мне каким-то другими. Я бы очень хотела написать про них «простодушные», или «непосредственные», «приветливые» или «ушлые»… Но не вышло. Индусы они обычные. Обычные люди развивающейся страны, которые занимаются своими делами. Жизнь у них конечно коренным образом отличается от нашей, они топят печку кокосами и понятия не имеют о шерстенных носках, но все же, такие же мужики и бабы только индийские.

Только вот чем-то неуловимым они отличались от прочих жителей курортных зон в теплых краях. Раз за разом я вылавливала в них некую искренность, что-то почти родное, понятное. Вот вроде бы женщина в цветной простыне пытается продать мне на пляже изделия народного промысла. Правда не тот ширпотреб, который у тамошних цыганок, а действительно оригинальные, хоть и совершенно бесполезные изделия из перламутра. И вот она мне вроде задорно навяливает, а я нудно отпираюсь, и роли ясны, но нет-нет, да проглядывает в ней простая скромная уставшая женщина, которая слегка тушуется. Думаю так бы выглядела моя мама, если бы пыталась кому-то что-то продать. Она совершено по-настоящему смущалась, когда путала числительные, и мы искренне утешили друг друга в нашем обоюдном незнании английского.

Или дядька с которым я торгуюсь за четки…На какой-то моей безобразной цене (ну нам же в интернете написали, что начинать со 100 рупий) по честному вскидывает на меня глаза, выходит из образа бравого торговца и говорит: «Мадам, ну ведь каждая же бусинка моими собственными руками…» «Айм андестенд» - проникаюсь я, и покупаю за 300. Может быть он знал на чем меня поймать, но мне кажется, что это оно – живая искренность в условиях дикого капитализма.

А те мужики в Хампи… Никогда не забуду. Я шарилась по развалинам и, забредя в совсем уж глухой угол, обнаружила под портиком средневекового дворца трех индийских мужиков, которые без всякого почтения к древностям ели нечто отдаленное напоминавшее плов из кастрюли. Увидев меня, они, не раздумывая, решили поделиться. Не угостить, не продать, а именно поделиться, видимо, шибко тоща я им показалась. Ткнули пальцем на варево и буркнули:«eat!». Причем с такой простетцкой интонацией, как два колхозника зовут к столу третьего.

Блин, был бы у меня английский получше, я бы только и делала, что разговаривала бы с местными жителями за жизнь.
А еще они с тобой все время здороваются. Вот представьте, идешь ты по улице и каждый, прикаждый встречный прохожий тебе улыбается и говорит «Здравствуйте». Причем искренне улыбается так… Мне нравилось.

В прибрежных зонах индийские мужчины посмелее, и они робко пытаются приставать. Но делают они это скорее для порядку, совершено не рассчитывая на результат. Не настаивая, и совершено не напрягаясь. Так, на шару: ну спрошу, а вдруг пропрет?! Сначала следует ряд вопросам о том, как звать и из какой страны, а потом он говорит: «Приходи вечером на (сеновал) пляж?» Ты говоришь: «Да не, не приду». «Ну ладно» - говорит индус, и направляется дальше, восвояси. Разобрались.

А некоторые даже и не пристают, им просто прикольно познакомиться. Под эту лавочку меня несколько раз довозили до дома или пляжа, на скутерах, а однажды на велосипеде. Шлепаешь так ночью по дороге среди пальм, далеко еще, и останавливается индийский дядька: «Мадам, давайте я вас подвезу, я знаю, вы у Сантаны живете, соседи» и приглашающее указывает на проволочных багажник. И ты подбираешь юбку, садишься, и он везет тебя через ночь, под пальмами, поскрипывая ржавым подшипником.

Кажется индусы действительно любят белых. Природа этой любви мне не ясна, но факт остается фактом. Правда это уже другая история.



продолжение далее


Оффлайн Roman

  • (~'~)
  • Сообщений: 22895
  • Респектов: 2277
  • Москва
Ответ #1 : 15 Ноябрь 2007, 21:44:24
Туристы и Goa people


Мы жили на Юге. Все сайты гоанской тематики отзываются о южной части с пренебрежением, типа там все в ханжеских клубниках, и сплошь старичье и задаваки.
Но это не совсем так. Клубники есть, но мало, и я видела только два. Старичье совсем уж бабульки) встречалось, но редко. Задаваки сидели в клубниках, и носу оттуда не казали.

На юге мне попадались туристы двух видов.
В шеках (так кафешки называются) в тенечке, сидели пожилые европейцы, читали, пили безалкогольное, и целыми днями смотрели на море. Разговаривали все в полголоса, чтобы волны было слышно. Со стороны, конечно, смотрелось довольно комично: Кипит индийская жизнь- пляжные торговки трясут бусами и цветными полотнищами, бегают дети, собаки, рыбаки вволакивают из моря лодки, починяют сети, что-то строиться, ломается… И посреди всего этого, под навесами, недвижимо сидят выцветшие белые люди и молча смотрят на море. Идолы острова Пасхи. Вроде бы порядочному человеку положено презирать этих «благоустроенных зевак, которые глазеют на чужую жизнь», но мне они полюбились. Было в них что-то честное, некое признание себя как факта: да, меня мало интересует эта страна, да, я заебался работать и говорить, да, я просто хочу сидеть, молчать и смотреть на море. Отчасти я их понимала.

Они оказались совсем не задаваки, отнюдь. Отличные европейские стариканы – архитекторы, редакторы журналов, отставные актрисы и мелкие буржуа. Они вовсе не считали, что им тут все должные, а наоборот, без конца улыбались и от всей души благодарили индусов за заботу. Видимо, почти бесплатная забота, это как за то, чего им так не хватало на родине.

Иногда я радовала старичков – лепила им песчаные скульптуры или бесилась в волнах, – ровно в той доле, чтобы составлять приятное дополнение к пейзажу. Старички в благодарность улыбались и не лезли с разговорами.

Второй вид туристов южного Гоа – бродящие по пляжам. Это были путешественники. Люди 30-40 лет с рюкзаками. Как правило, все были в южной части проездом – пожить неделю-другую. Кто-то путешествовал по самой Индии методично объезжая города и интересные точки, а кто вообще пускался в многомесячные путешествия по Индостану, с заездом на Шри-Ланку и Суматру… Мне встретился французский канадец, который уже третий месяц скитался по Индокитаю. До сих пор думаю, что заставляет квебекского бизнес-администратора пускаться в такие дороги?
Этих людей я без обиняков уважала, смотрела снизу вверх и слушала открыв рот. Им всем не сиделось и не лежалось, они утром уходили к горизонту по пляжу и вечером возвращались обратно.

Gоа people
Гоа-пипл я застала лишь краешком, когда нас на скутере носило от Палолема, до Кандолима.
Простите, но буду резка: все «жутко творческие», псевдо-свободные и хамоватые. Русский гоа-галерейщик пятидесяти лет, великолепно красивый в своей седине по загару, восклицает: «Мария, я всю жизнь вынашиваю идею одного фильма! Оно зреет во мне, когда-нибудь я его сделаю…» И от чего-то мне сразу делается тоскливо и понятно, что он поражает этим каждую новенькую встречную русскую девочку, вот уже все 8 лет, которые тут живет. И ничего с этим не поделать, восхищенно вскинуть глазки не получается, и скисшая мина скрывается с трудом. Таких красавчиков, но помоложе, я знала слишком много, я наелах их вечными творческими планами. Мега фильм, конечно, оказался Шекспиром в Гоа, где Гамлет курит дурь, Офелия сидит на марках, Гораций мутит за изумруды и так далее. На мои вялые возражения, что все то же самое уже сделал Лурманн с «Ромео и Джульеттой», он сказал – «Ну это же совсем другое! Это же в Гоа!».

Народ помоложе напоминает подростков нежданно-негаданно оказавшихся дома без родителей. Нет, никто не шалит и не безобразничает, они делают все ровно то, что старшие запрещали: курить дурь, бренчать на гитаре и бездельничать. Простите, но не увидела я в этом свободы.

Очень кстати пришлись мне строчки из читаемого на тот момент Салмана Рушди:
«Я задавался вопросом, не приобрел ли я ту же пустоту взгляда, какой отличались многие из так называемых "паразитов", которые проводили большую часть времени на "своей" улице в ходьбе и толкотне, покупали одежду, ели в ресторанах, пили в барах и все время что-то говорили с пеной у рта, но со странным отсутствующим выражением лица, указывавшим на их полное безразличие к теме разговора.
… Я пришел к выводу, что оказался в таком месте, куда люди приезжают забыться - или, точнее, затеряться в себе самих, окунуться в некий сон о том, кем они могли бы или предпочитали быть, - или, запамятовав, кем они были в прошлом, тихо отстраниться от себя нынешних. … Атмосфера тайны, окутывавшая эту улицу, была, по сути дела, атмосферой незнания; что казалось загадкой, было в действительности пустотой. Эти вырванные с корнем и плывущие по течению люди стали по своей воле человеческими автоматами. Они не жили - только имитировали жизнь.»


Иногда я чувствую себя совсем уже старой теткой, склонной к менеджерскому снобизму. Еще раз простите.

Среди этой молодежи я обнаружила новый вид спорта, называется «Как можно дешевле». Цель: максимально приблизить проживание в дешевой стране к точке бесплатности, причем не в ущерб качеству. Особенно этим развлекаются израильтяне. Спортсмены без конца обсуждают цены, кто где дешевле заселился, кто сколько отдал за проезд, в каком баре ром на 5 рупий дороже, а в каком дешевле и прочее. Они отчаянно торгуются с индусами за каждые 10 рупий (0,25 $), и не из экономии, а чисто из спортивного интереса. Причем с задором все так! И я поняла, кто пишет эти странные отчеты в интернете, где каждый абзац заканчивается указанием цены. Дайте ка я немного затушую свой светлый образ и тоже поговорю о ценах. Дела такие. Как не крути, но ты - турист, патамушта белый, и сколько не загорай, за индуса не сканаешь. А туристы, они на то и придуманы, чтобы брать с них бабало. И только дурак, не воспользуется такой возможностью. Когда мы с Анюткой в туристическом агентстве в Гоа узнавали про возможности ночевки в Хампи, нам предложили отель за 6 тысяч рупий в сутки, на месте, следуя по израильским следам, мы поселились в гестхаусе за 100 рупий в эти же сутки. Когда мы рассказали об этом израильтянам, они просияли.

Хотя там конечно хорошо. Будь я чуть-чуть помоложе, не домашней омедведевшейся Масей, а Кренделем образца 2005 года, я бы конечно пришла в восторг от тусовочный пляжей Гоа. Потому что там, блин, Артек! Только в усовершенствованном варианте, с травой и сексом. Я бы провела там полномасштабное полевое исследование на тему различий сексуального поведения разных народов. Хронический фестиваль молодежи и студентов! Там все: от японцев до американцев, от израильтян до австралийцев, а так же финны, ирландцы, французы, латыши и все в куче, и все готовы, только улыбнись. Раньше бы я "Эх!" А сейчас только "Ах..."



продолжение следует

Оффлайн Roman

  • (~'~)
  • Сообщений: 22895
  • Респектов: 2277
  • Москва
Ответ #2 : 16 Ноябрь 2007, 23:44:27
Мы в Гоа

Я честно говоря не знаю как профессионально и последовательно описать всю ту неимоверную совокупность ощущений, которая на меня навалилась там, поэтому пойдем по зарисовкам.

***

Мы по знакомству сняли второй этаж виллы. Вилла стояла на границе джунглей, посреди самой обычной гоанской жизни – справа и слева соседи, вокруг бродят коровы и свиньи, разъезжают на велосипедах торговцы рыбой, туристов не ходит, у хозяйки живут две ласковые собаки, мы прозвали их Чувачек и Белочка. То есть - полное ощущение дома, даже не напрокат.
Я балдела от роскоши, хотя вилла была совсем не шикарная. Просто у меня впервые в жизни была своя собственная комната с двуспальной кроватью и своя ванная! Сводчатые потолки, прохладный плиточный пол, светлые беленые стены. Я бродила по трем комнатам, открывала и закрывала двери и окна, хлопала холодильником, готовила овощи на воке и часами сидела на нашей тенистой террасе. Терраса это была отдельная песня – с резными перилами, столом и креслами, к которым свешивала свои листья кокосовая пальма и еще какое-то непонятное плодовое дерево. За этим столом мы завтракали и ловили приятнейшее из неполиткорректных ощущений: чувствуешь себя латифундистом! Ты сидишь в светлых одеждах на веранде, пьешь утренний кофе, а вокруг индусы работают! Я знаю, что не хорошо, но ей-богу приятно…

***

Однажды, поздним вечером к нам в усадьбу зашла гоанская свинья. С террасы мы пронаблюдали, как она деловито открыла рылом ворота, прошествовала внутрь и принялась жрать сантанины цветы. Тут надо отметить, что гоанские свиньи это не наши розовенькие, вечно валяющиеся на боку хрюшки, а здровенные мускулистые кабаны, покрытые жесткой черной шерстью, с клыками, которые с диким хрюком и треском вечно носятся по тамошним кустам! Сантаны (хозяйки) дома не было, и пришлось действовать самим. И вот я пошла. По-колхозному подоткнув широкую юбку, водрузила на лоб фонарик и вооружившись веником. Тут у меня наступил момент истины, а может план подействовал. Есть что-то великолепно сумасшедшее и настоящее в том, чтобы ночью, в накуренном состоянии, под индийскими звездами, спускаться по лестнице в темноту, гонять кабана! Это ж жизнь! Настоящая. Она. Дуэль! Один на один!
Тихонько ступая, я зашла за торец дома и в луче фонаря синим вспыхнули кабаньи глаза. «А ну, пошел нах..й отсюда!» всей своей русской душою гаркнула я, и окучила свинюгу по хребту веником. Кабан метнулся, но от паники забыл где калитка, и уткнулся в забор, развернулся и побежал в другу сторону, потом на меня, я его опять окучила, он снова метнулся… Матерясь и визжа от восторга, я гоняла его по участку перепрыгивая кучки коксов, упавшие пальмовые листья и тропические растения в кадках. Чуть не сломала хлебное дерево и расшугала летучих мышей. В конце-концов свин нашел таки выход, и возмущено хрюкая, сломился в ночь. Захлопнув калитку, я, подбоченившись, гордо оглядела освобожденную территорию. «Знай, сцука, наших!» - пригрозила я непонятно кому.
Из-за забора в изумлении выглядывали индийские головы соседей, на террасе рыдала от хохота Колтышева.

***

Пляжи. Пляжи вошли в нутро как будто тут и были! Я то по привычке думала, что замаюсь там от жары и неподвижности, а нет! Пришла, села и замерла на вдохе. Оказывается можно часами сидеть и наблюдать бесконечную изменчивость волн и песка. Можно поставить ноги в прибой и залипнуть в это зрелище на неопределенное время. Можно неспешно, с обеда до ужина, идти вдоль по пляжу, и каждый раз поражаться фактурам, цветам и рельефам песчаных рисунков. Я, не думала, что столько бывает! И можно бесконечно подбирать ракушки, потому что каждая новая кажется красивее предыдущих.
Круче всего было смотреть воду на ровных плоских отмелях. Там волны, подчиняясь неведомым мне законам физики, разбегались и сталкивались в самых причудливых формах, образую то углы, то квадраты, то воронки, то гребни. Все это завораживает. Ты как бы сам собою впадаешь в медитацию без техник и практик – не думаешь, только сидишь и смотришь. Наградой тебе ежедневное светопреставление – закат.
Однажды была гроза под вечер, и подул почти родной ветер. Я взяла барабан, который Анька только что купила племяннику и стала стучать. Тут то я и поняла, что единственное, чем стоит заниматься перед лицом надвигающейся бури, так это сидеть на перевернутой лодке и стучать в барабан.
А потом, уже ночью, мы, закутавшись в сухое и теплое, оказались под уютным навесом пляжной кафешки. Где ели рыбу и будто из ложи смотрели эффектнейшее из шоу – гроза над океаном. Это когда с неба в воду одновременно бьет по десятку молний, и на мгновение становится по дневному светло – высвечиваются нависшие, как потолок пещеры, облака, и гигантские волны и лодки вдалеке… А потом грохот обрушивается сверху, и скатывается по позвоночнику, и в кафешке, конечно же, тухнет свет. Ты закуриваешь еще одну и официант ставит на стол свечку. Все как в кино, но только немного жаль, что Медвед не видит, ему бы понравилось.

Оффлайн Roman

  • (~'~)
  • Сообщений: 22895
  • Респектов: 2277
  • Москва
Ответ #3 : 16 Ноябрь 2007, 23:45:32
Мы в Хампи

Мы приехали в Хампи. Четырнадцать часов индийского ночного автобуса достойны отдельного рассказа, но я воздержусь. Скажу только, что безумный double-decker для волшебников в какой-то из частей Гарри Поттера, срисован именно с него – у водилы огромные очки с лупами вместо стекал, помощник водителя орет при каждом отправлении так, как будто бы автобус это вол, и его надо погонять. Дороги, «правила» и скорости такие, что тебя мотыляет по спальной полке как зажигалку угодившую в стиральную машину, и периодически бьет об стенки. Ночные индийские кафе для дальнобойщиков, явно сделаны декорацией для фильмов Тарантино, и Колтышева в них, классическим тоном произносящая: «Two cups of tea, please!», навсегда останется кадром в моем сознании!

Так вот, мы приехали в Хампи. Погрузились в рикши, который на дикой скорости несся по узким улочкам древнего города к не менее древнему причалу. И без всякой музейности, шагая по артефактам, мы залезли в индийскую лодку для переправы. Нашли жилье и полазили по скалам на другом берегу. А потом опепять переплыли реку и пошли глазеть на огромный, башенноподобный действующий индуистский храм. И спустилась ночь, и по площади скакали обезьяны, а в углу стоял безучастный ко всему слон и начиналась служба. И мы сняли обувь и влекаемые толпой индусов втянулись в темные, низкие коридоры, от пола до потолка покрытые жуткими ликами богов с выпученными глазами и высунутыми языками. И хоть убейте меня, но мне казалось, что я Индиано Джонс, а в руке у меня факел. А в глубине храма рычали барабаны и гудели трубы. И я отбилась от своих, и меня занесло с толпой в какую-то комнатку. Там было нечто страшное – индийские мужики в белых хламидах, и какой-то железный агрегат по центру. И было напряжение чего-то медицинского, и мне стало жутко от непонятности, я ломанулась к выходу, но не смогла, так как толпа была плотная, и меня поднесло к белым мужикам, и они налили мне на челку масла, и мазанули красным на лоб. И вот такая вот с ошалевшими глазами, в масле и краске я вернулась к своим, и мы смотрели фестиваль индийского танца, который был там же на древней храмовой площади. И музыка, и бубны, и звенящие браслеты на ногах у танцовщиц, и толпа настоящих индусов вокруг и полицейские с бамбуковыми палками… И я поняла, что меня перекрывает от всех этой индийской экзотики, и мне уже невыносимо, и я вот-вот тресну пополам, не выдержав переполнения.
Мы выбрались с площади, и пришли к темной пристани сложенной из древних каменных плит. Из небытия по-харонски, выплыл бот перевозчиков, и на носу стоял маленький мальчик с фонарем. И это уже было совсем слишком. Мы залезли в лодку, я трещала по швам, и надо было что-то с этим сделать… На середине реки я открыла рот, и запела:
Изза ооострова на стрееежееень,
Нааа простооооор речной волны,
Выыыыплывааааали рааасписные
Стеньки Рааааазинаааа челны…
Индусы, обычно говорливые, притихли. Они воззрились на меня, уже не просто как на чудаковатую иностранку, а как на какой-то воплотившийся древний дух. А из меня лилось. Песня неслась, над ночной индийской рекой, отражаясь от незапамятных камней, разносилась, возможно впервые, на фоне ночных силуэтов пальм, и стен, и храмов… Мы уже причалили, но в лодке никто не шелохнулся, и пока мы (Анька не отстала) не допели до «Волга, Волга, мать родная, На, красавицу прими» так никто и не вышел. Дальше мы текста не знали, поэтому замолчали. Индусы подождали еще мгновение в тишине, потом очнулись, загомонили и стали выходить. Сопутствовавший нам израильтянин с непроизносимым именем восхищенно ругнулся на иврите. Вечером пришлось напиться.

***

И то же в Хампи. На следующий день бродили по руинам храмов. Хампи это памятник средневиковой индийской архитектуры (XIV-XVI вв) – останки древнего могучего города Вирджиянагара – царства обезьян. Выстроенного великими правителями Чалукьи во славу себе и индуиским богам. Храмы, святилища, дворцы, стойла для слонов, древние бассейны и аквидуки. Надо отметить, что индусы относятся к своим древним руинам без всякой музейности, там вечно кто-то спит, ест, сушит сари, играет с детьми. То ли поломники, то ли экскурсанты, то ли они вообще тут живут.
Мы разделились и обходили один комплекс с двух сторон, чтобы острее. Я шла с фотиком и без конца чиркала кнопкой. В какой-то момент около меня возник индус, стал с интересом заглядывать через плечо в экран камеры, издавая заинтересованные и одобрительные возгласы. К нему присоединяя еще один, и еще и вот уже за мной идет человек пятнадцать, увлеченно что-то обсуждая. Анька была где-то с другой стороны частокола древних колон, я не видела ее, но могла слышать.
- Аня, а за тобой идет по пятам толпа индусов? – жалистно-испугано позвала я.
- Нет – послышалось из-за камней, – а за тобой что идут?! – строго спросила Анна
- Ага. А ты не знаешь, че они хочут?!
Ну действительно, когда идет за тобой толпа народу с непонятными намереньями, естественно этот вопрос заволнует!
- Даже не предполагаю… - отрезала Анна.
Тут колоны кончились, Анька увидела зрелище воочию и стала ржать. Индусы увидели Аньку и потупились.
Потом сюжет раз за разом повторялся. Я поняла, что эти кантатакцы, в отличие от гоанцев видимо не очень то привыкли к виду белых людей, и им просто было интересно. Но из нас двоих Аньку они почему-то предпочитали меньше. Вообще конечно. Она, со своей даже по нашим меркам необычной внешностью, приводила их в крайнее замешательство – высокая, худая, с выгоревшими до невидимости бровями, выпуклым лбом и необыкновенно вздернутым носиком – она была для них практически инопланетянином.
Потом Анька утеряла интерес к древней архитектуре и предпочитала ждать меня в рикше. Лишенная надзора, я стала экспериментировать – перестала делать сосредоточенное суровое лицо, начала всем улыбаться и фотографировать местных жителей. Че тут началось! Каждый зафотографированный персонаж, а заодно и все окружающие приходили в дичайший восторг, и все вместе лезли смотреть результат. Увидев снимок на экране, они ликовали и гомонили еще больше, и моментально выстраиваясь для общего снимка. Какое-то время я просто фоткала всех подрят – мне это ничего не стоит, а им будет о чем соседям рассказать. Это, видимо, были единственные фотографии в жизни этих людей.
Индусам нравилось все – белая тетка, фотоаппарат, их замеревшие лица на экранчике, все… Каждое твое движение воспринимается одобрительными возгласами «О, смотри, она подняла руку!» «Смотри, она залезла на ограду!». Каждая адресная улыбка вызывает интенсивный обмен мнениями, и счастливый взгляд у оппонента. Стоит чуть-чуть показать свою доброжелательность (чего принципиально не делала Анька) и вокруг тебя собирается толпа людей, на тебя беззастенчиво глазеющих. Каждый раз возвращаясь к тук-туку я приводила за собой хвост человек в двадцать – тридцать. Это называется «Почувствуй себя кинозвездой!» - неожиданно поняла я. Ощущения весьма любопытные.
В какой-то момент ко мне подошел вполне респектабельный отец индийского семейства с дешевой мыльницей руках и попросил сфотографироваться с его семьей. Я послушно стала фоном, а вокруг меня выстроилось несколько детей и женщин. Младшую девочку я импульсивно подхватила на руки, чем вызвала всеобщий вздох восхищения. На этом моменте я почувствовала себя генсеком. Тут же подбежало еще несколько счастливых обладателей персональных фотоаппаратов, и я поняла, что надо сваливать, иначе придется работать обезьянкой весь день.
Спустилась в подземных храм. В храме было пусто и только бродило несколько школьников с учителем – класс на экскурсии. Дети от 6 до 14 лет при моем появлении притихли и стали украткой меня разглядывать, смущенно хихикая. Я вспомнила эти ощущения – когда мне было 14 наш класс тоже вывезли на экскурсию в Питер, и там мы тоже впервые увидели иностранцев – было любопытно ужасно, и боязно, и в то же время мы знали, что на людей глазеть не хорошо, но все же хотелось… К тому же они раздавали жевачки… Словом мы вели себя так же, только при этом старались сохранить мину: «Да не очень то и надо! Че мы иностранцев не видели?!», а вот индусы более непосредственны – им было интересно, и они подходили поближе. Я улыбнусь кому-то, а потом, уже зная как порадовать местных жителей, сфоткала группку девочек. Результат не изменился. Дети зарадовались, и построились для общей фотографии. Я щелкнула и показала им результат. Они засмеялись, загомонили узнавая себя на маленьком экранчике… Учитель написал мне свой адрес и очень, очень, очень просил выслать фото.
Самый маленький мальчик, лет пяти, протянул мне руку и стесняясь пробормотал, как его зовут. Я пожала руку и выдала заученное «I`m glad to meet you». И тут же все дети стали тянуть руки и представляться, и я их жала и без конца повторяла, что рада знакомству. Они страшно радовались.
Дальше мы осматривали достопримечательности уже вместе. Дети показывали мне слоновьи стойбища, и фундаменты дворцов, говорили имена богов изображенных на барельефах. Старшие мальчики пытались вести со мной беседы, спрашивали откуда я и кем работаю, а девочки разглядывали одежду, волосы, кожу. Одна из них выдала восхищенное: «You are very beautiful!» Я засмущалась, потому что была одета в боевые милитари штаны и белую майку, не мыта и не чесана, а они принаряжены – в красивых ярких сари, в с гирляндами цветов в волосах, в браслетах... Младшие дети просто взяли меня за руки и так и ходили. Фотографировать всех приходилось постоянно.
Только один вдумчивый мальчик в очках не лез в кадр. «Ты не хочешь фотографироваться?» - спросила я. «Нет» - сказал мальчик, и я увидела знакомое выражение «Че, мы фотоаппаратов не видели?!»
Прощались долго и по нескольку раз. Они без конца жали мне руки и говорили «good-bye, Maria!». И очень-очень просили прислать им фотографии.
Обычно обмен фотографиями между случайными знакомыми в путешествии так и остается на уровне обещаний, но тут я чувствую, что буду последней сволочью, если не сделаю этого.
Потом ночью в гестхаусе я не могла уснуть. У меня никак не укладывалось в голове, что возможно эти фотки будут единственными в жизни этих детей. Бедность в Индии выглядит иначе, и европейцу не с первого раза удается ее распознать. Они одеты в яркие, расшитые люрексом одежки, улыбчивы и очень веселы. Но тебе не сразу приходит в голову, что может быть, кроме этой грошевой тряпочки у него ничего и нет. И даже если он происходит из вполне состоятельного по индийским меркам семейства, у которого есть кой-какое жилье и небольшой доход, и он даже учится в школе, то у него в жизни может не быть такой обыденной для нас вещи, как фотоаппарат. Потому что это уже роскошь.
В общем решила собрать по знакомым старые мыльницы, и выслать детям вместе с фотографиями.


Оффлайн RodinaSolnca

  • goan
  • Сообщений: 120
  • Респектов: 16
  • Москва
  • У солнца тоже есть родина...
Ответ #5 : 01 Февраль 2010, 17:07:45
Спасибо огроооомноооое  за текст))) Про свинку смеялась до слез, про детишек в Хампи грустила до слез...еще раз спасибо)

Оффлайн Pisec

  • goa origin
  • Сообщений: 254
  • Респектов: 66
  • Север
Ответ #6 : 01 Февраль 2010, 18:33:17
Один из лучших рассказов которые я читал,как то взахлеб за несколько минут прочиталось.....и фотки в тему!Спасибо Акme и Роману!

Оффлайн forsing

  • goa dreamer
  • Сообщений: 52
  • Респектов: 5
  • Одесса
  • Вагатор The Best))))
Ответ #7 : 03 Февраль 2010, 00:38:42
про свинью ++++1000

Оффлайн RodinaSolnca

  • goan
  • Сообщений: 120
  • Респектов: 16
  • Москва
  • У солнца тоже есть родина...
Ответ #8 : 03 Февраль 2010, 00:54:54
про свинью ++++1000

Это на аве Казан?))

Оффлайн forsing

  • goa dreamer
  • Сообщений: 52
  • Респектов: 5
  • Одесса
  • Вагатор The Best))))
Ответ #9 : 03 Февраль 2010, 12:00:26
rodinasolnca,
ДА, с башни фоткал))

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Метки темы: рассказ, впечатления, индийцы, Хампи
Cсылка для форумов:

Ссылка html:
Метки: [смотреть все] | популярные:
авиабилеты (53) Анджуна (10) Арамболь (12) безопасность (21) бюджет (9) Вагатор (9) виза (32) водительские права (9) вопросы новичков (21) впечатления (60) выбор места (44) где купить (16) гестхаусы (96) гоатранс (20) Дели (22) деньги (19) дети (11) достопримечательности (40) еда (28) ехать или не ехать (11) животные (9) жилье (117) здоровье (19) индийцы (17) Индия (46) инструкция (18) история (11) климат (19) культура (11) маркеты (20) медицина (11) Морджим (8) мото (26) музыка (20) Мумбаи (22) отчет (62) Палолем (14) пати (34) пляжи (51) погода (22) поезда (22) полиция (15) природа (13) путешествия (43) работа (13) развод (13) рассказ (84) русские (9) такси (15) торговля (14) транспорт (55) форты (11) фото (79) хиппи (13) цены (30) чартеры (22) что взять (17) что посмотреть (55) язык (8)

Путеводитель Гоа